Трусливый бог

Трусливый бог

Я жалкий ничтожный червь.
Иногда, забываясь, я чувствую своё величие. Высоко подняв голову, я прогуливаюсь по набережной, вдыхаю полной грудью морской воздух, ощущаю, что живу.
Но стоит какому-нибудь подвыпившему громиле встретиться мне на пути, сердце начинает учащённо биться, я мгновенно осознаю бессилие перед ним, холодный страх быстрой смерти туманит голову. Я могу отдать всё: деньги, украшения, одежду – лишь бы убежать. Скрыться в свою раковину – дом с массивной дверью и зарешёченными окнами. И сидеть там безвылазно сутками напролёт, пока его лицо не исчезнет из памяти. Сидеть до тех пор, пока не появится смелость снова выглянуть наружу.
Жалкая ничтожная жизнь. Меня унижают. Я презираю себя. А жизнь по капле утекает. Когда-нибудь я стану одним из холмиков городского кладбища. Заросшим и неухоженным. Хотя какое мне тогда будет до этого дело…
Когда так думаешь, начинаешь потихоньку сходить с ума.
Жалкая жизнь.
Но я привык к ней. Я как паук опутал всё пространство вокруг своими нитями. Вот моя коллекция фигурок, мой привычный вид из окна, моя кровать для сна и размышлений, мой стол, где я готовлю мои любимые блюда. Это всё уйдёт вместе со мной.
И нет для меня ничего страшнее, чем уйти раньше срока.
Никогда не понимал тех людей, которые участвуют в Игре.
**********
Джед ступал осторожно, постоянно оглядывался, держа меч наготове. В лесу была тишина, как будто король купил здесь даже ветер. Деревья заговорщицки плотно стояли, скрывая от внимательных глаз угрозы, подстерегающие на пути.
Шуршание нарушило тишину. Джед прыгнул к ближайшему стволу, чтобы самому стать частью невидимого мира опасностей. Он застыл, стараясь дышать неслышно. Только глаза хищнически искали добычу. В доходящей до пояса траве он увидел ползущего человека. Тот передвигался медленно, пытаясь не обжечься крапивой и не пораниться колючками. Голова была приподнята, но всё равно не возвышалась над травой. Человек был без меча, без доспехов – одет в серую рубаху с длинными рукавами. Джед опустил меч.
- Эй, — крикнул он не слишком громко, чтобы не привлечь «разбойников». – Да-да, я к тебе обращаюсь.
Человек понял, что надо или бежать, или поговорить. Бежать означало наверняка встречу с другими игроками или хуже – «разбойниками». Поговорить означало получить шанс мирно ползти дальше. Шанс, конечно, малый.
- Хочешь меня убить?
- Ты даже без меча. Как надеешься идти дальше? – Джед пригласил незнакомца присесть и сам устроился под пышной кроной дерева.
- Как и шёл. Оружие, доспехи… Мешают только вперёд продвигаться.
- И давно ползёшь? – Джед усмехнулся.
- Третий заход, — пробубнил игрок и примостился рядом.
- Третий?! Я вступил в Игру на пятом заходе и уже добрался досюда.
- Медленно, но верно. Кроме тебя, меня ещё никто не замечал. Так я стараюсь выжить.
- Нечего было вообще играть! – бросил Джед, оценивая взглядом щуплого паренька. И этот тип ещё смеет мечтать попасть в личную охрану короля! Он его ползком, что ли, защищать собрался? – Звать-то как?
- Деррик. У меня другого выбора не осталось. Надоело однообразие, понимаешь?
- Не-а, — Джед зевнул, слова собеседника обходили стороной его настороженный слух. Много здесь, в лесу, других звуков, куда более важных, чем пустая болтовня.
- Ну вроде живёшь-живёшь, день за днём, ничего не меняется – и хочешь стать кем-то большим, чем есть, а не можешь. И тут: вот он – шанс. Понятно, я ничего не умею… Только у меня есть всё, что нужно для любой игры: желание выиграть и уверенность в себе.
- Это хорошо, хорошо… — Джед краем уха уловил лишь «уверенность в себе», голова его была занята вопросом: сколько часов он уже не спал и сколько ещё продержится?
- Так ты не будешь убивать меня?
Джед, на миг вспомнив, что Деррик ему как-никак остаётся соперником, улыбнулся:
- Ты даже до середины не доползёшь.
**********
Тревога нарастала по мере приближения к «рубежу», за которым начиналась вторая половина пути. Джед чувствовал боль в руке: пальцы, обхватившие рукоять меча, не разгибались с самого начала Игры и почти не ослабляли хватку. Дальше будет хуже. Джеду было не по себе от мысли, что после «рубежа» многое будет зависеть не от него. Просто от везения. Случая. Судьбы.
Заметно было, что лес заканчивался: он редел и сквозь просветы пробивалось солнце, виднелись далёкие горы. Джед сощурился, оценивая новую обстановку: «рубеж» перейдут немногие, прятаться больше будет негде. Если убегать, обязательно угодишь в ловушки. Далеко не убежишь. Но и ползти, как тот хлюпик, вынюхивая, где скрывается опасность, Джед тоже не собирался.
«Лучше достойно умереть, чем жить с позором», — учил его отец. Джед помнил и не сносил обид ни от кого. Это дорогого стоило: синяки, вывихи, переломы, раны, боль, боль… Которую он научился терпеть. Потому что лучше терпеть боль, чем стыд.
Она проходит быстрее.
Нарастающий шум и отдалённые крики заставили Джеда вернуться в состояние готовности к встрече с новой опасностью. Трёх «разбойников» он уже ранил на пути сюда. Убивать их не хотелось: эти люди только актёры. Жадные, беспринципные, почти настоящие разбойники. Но…
Крики становились громче. Джед прокрадывался к месту предполагаемой битвы: нельзя проходить мимо.
«Если ты не интересуешься тем, что творится в мире, ты не живёшь». Ещё одна мудрость отца. Она как нельзя больше подходила к миру Игры. Здесь каждое событие значимо.
- Получите, собаки недорезанные! – расслышал Джед чей-то голос, сопровождаемый хрипами и лязгом.
Игрок. Наверняка, игрок. «Разбойники» всегда молчат: когда подкрадываются, нападают, убивают. Им платят не за слова.
Безрассудный игрок. Криками ты привлекаешь к себе внимание соперников и других «разбойников». Они примчатся и сомнут тебя числом. Им не платят за честь и героизм.
- Мразь! У, продажные дешёвки! За сколько вас купили, чтобы меня убить?
Джед присел, раздвинул листья густо растущего папоротника и увидел игрока в рогатом шлеме, отбивавшегося от двух «разбойников». Третий сидел на траве и держался за бок. Раненые «разбойники» никогда не продолжают бой: за лечение им платят, за смерть – нет.
Игрок в шлеме понравился Джеду. Особенно его выражение лица, с которым он сыпал проклятия. Как будто не ругался, а смеялся над недалёкими людьми. И это несмотря на опасность.
Джед вышел из кустов, словно тень, отделившаяся от дерева и получившая свою жизнь. Мягкой походкой приблизился к жаркой схватке. Сидевший на траве раненый открыл было рот, чтобы предупредить «коллег», но Джед быстрым жестом показал дальнейшую судьбу его рта и горла после предполагаемого действия. И раненый застыл в ожидании.
Первый «разбойник» упал всего от прикосновения руки. Главное: знать, куда и как прикасаться. Второй от внезапности появления ещё одного игрока просто выронил меч и встал на колени, прося пощады.
- Нет тебе пощады, собака! – рогатый занёс оружие для удара.
- Подожди! – Джед направил свой меч в сторону игрока. – Кто сказал, что я не стану трогать тебя?
Рогатый, казалось, сначала потерял дар речи. Лицо его перекосилось.
- Это… это как так… Как же своих? Ведь свои же. Заодно…
- У короля свободно только одно место в личной охране, — Джед поднёс меч к горлу соперника. – Зачем мне за спиной сильный враг?
**********
- Мы разнесём их в пух и прах! Кости будут собирать потом! – Кин говорил неосознанно, будто кто-то вбил ему в голову ничего не значащие угрозы, и тот повторял их теперь постоянно как нечто обязательное. – Всю шайку продажных шкур до единого. Долго помнить будут!
Рогатый шлем надвинулся на лоб после громкого подзатыльника, который он сам себе же и отвесил от избытка ярости.
- Хватит уже, нас услышат! – шикнул на него Джед. Он шёл впереди и искал съедобные плоды. Перед сражением надо успокоить урчащий желудок и вернуть голове способность думать не о еде.
- А и пускай слышат! Кто попробует близко подойти к трём отважным воинам? Армии не сокрушить нас! – Кин был очень доволен таким поворотом событий. Иногда игроки убивали друг друга при встрече, чаще расставались мирно, надеясь, что другого прикончит случайный «разбойник». Но пока ещё в Игре они ни разу не объединялись в команду.
- Осторожность не помешала бы. Скоро лес кончится – там кричи, сколько вздумается.
- Чхал я на всё! С самого начала прокладываю дорогу мечом, а не трусливым хвостом. Мирик расскажет.
Третьим воином, плетущимся сзади и мило улыбавшимся после каждой реплики Кина, был худенький парнишка, веснушчатый, добродушный. Он вылез из укрытия как раз в тот момент, когда Джед и Кин пришли к мирному договору. По крайней мере, до прохождения «рубежа». Кин громко засмеялся, заметив паренька и объявил, что теперь они станут настоящим воинским братством. Оказалось, паренёк сопровождал Кина всю дорогу, по возможности избегая опасности, каких на пути с беспечным храбрецом встретилось множество.
- Да, Мирик? – Кин остановился, чтобы хлопнуть по плечу юного спутника. – Помнишь, как мы расправились с коварным бандитом?
Мирик радостно пробормотал что-то в ответ. Джед улыбнулся слову «мы».
- Парнишка оказался сметливым. Говорит: «Дядя Кин, там шевелится что-то в кустах». Я и подумал: вот мразь, а? Спрятался в кустиках, хочет со спины напасть, гадина! Накинулся я на куст и давай его шинковать. Бандит выскакивает, орёт, кровь хлещет. Мы с Мириком долго хохотали: он ведь, бандит, как заяц удирал.
Мирик затрясся от беззвучного смеха.
Джед остановился. Перед ним расстилалась поляна, заканчивающаяся оврагом, по дну которого протекал ручей. На той стороне оврага виднелся указатель.
- Что ж, по крайней мере, мы шли верной дорогой. Вот он и «рубеж», — сзади подошёл Кин.
- Красота-то какая! Всё такое зелёное! – Мирик восторженно рассматривал открывшийся их взору вид.
- Чудик, — хмыкнул Кин.
- Засада будет в овраге. Они прячутся за одним из поворотов, — Джед надкусил одно из собранных яблок. – Надо напасть первыми. Испугаются и разбегутся.
- Прирежем всех, до последнего!
- Не стал бы. Из них можно вытянуть много сведений. Подумай, мы бы и не узнали о засаде, если б ты убил того «разбойника» при нашей встрече, — Джед знал, что Кину бесполезно говорить о жалости, потому решил применить доводы рассудка.
Кин пожал плечами и вышел на поляну. Он шёл по высокой траве, размахивая мечом в разные стороны, срезая цветочные бутоны, которые высоко подлетали и опускались на землю, пропадая в зелёном море. Мирик затрусил следом, подпрыгивая на бегу и насвистывая народный мотив. Джед нахмурился: такая компания предвещала большие опасности.
И ждать себя долго они не заставили. Из травы поднялись четверо «разбойников». Эффект был такой, словно они выросли прямо из земли, как в древних мифах. Песенка Мирика оборвалась. Сам он с неимоверной быстротой рванул обратно к лесу. Один «разбойник» ринулся за ним, но резкий свист их предводителя вернул его на место.
Джед понимал: одному здесь не пройти. Вдвоём есть шанс прорваться.
«Когда идёшь на риск, ничего не просчитывай. И не думай. Просто иди, раз решил, думать будешь потом».
И Джед бросился на первого разбойника, стоящего к нему ближе всех. Нужна быстрая атака. Потом они убегут.
Он не смотрел на Кина: нельзя отвлекаться. Сейчас Джед сражался уже с двумя. Он едва успевал отбиваться, о нападении вообще не думал. Третий пока не подходил, значит, Кин ещё жив и шанс есть.
Смертоносное оружие звенело, рассекало воздух, скользило и скрежетало от соприкосновения с себе подобным. Джед видел глаза врагов, напуганные, будто понимающие, что участвуют в чём-то, чего не должно быть в жизни. Они понимают, но продолжают делать. Потому что они не одни. Их много. Толпа может сменить гнев на милость даже у царя. Но вряд ли у Бога.
По лицу Джеда «разбойники» не могли прочесть ничего. Драться для него стало привычным делом. А то, к чему привык, убить не может – основа всей жизни человека.
Джед улыбнулся. И один из «разбойников» побежал. Второй нападавший в растерянности совершил ошибку в движении. Джед не простил: ранил несильно, но из строя вывел. Потом воин бросился к краю поляны, откуда были слышны ругательства.
Кин ещё держался. Кровь тонкой струйкой стекала по лицу, рукав разодранный и почерневший. «Разбойники» и не думали отступать: их молчаливая ярость увеличилась, и они, как акулы, преследовали раненую жертву.
Джед ощутил: сейчас произойдёт то же самое, что при первой встрече с Кином. Всё будет привычно.
И он с уверенностью вступил в бой.
**********
- Она что здесь делает? – Джед смотрел на девушку, отдыхавшую у расстеленной на лугу скатерти. И скатерть с едой, и девушка одинаково притягивали взоры всех трёх спутников.
- Отдыхает, — отметил Кин. Под рогатым шлемом на лбу теперь была ещё чёрная повязка, делающая его вид более устрашающим.
- Вы плохо читали правила. Там было написано про испытания девушкой, — вмешался Мирик.
- Она, что, нам загадки будет загадывать?
- Я и сам толком не знаю: в правилах лишь перечисляются испытания. Но, вроде, девушка может стать твоей спутницей. Хм, по обоюдному согласию. Правда, на тебя ляжет ответственность за неё. «Разбойники»-то станут нападать на обоих. Да и в ловушку по пути может угодить. Здесь, на «рубеже», им ничего не угрожает. Так что, думаю, лучше мимо пройти.
Но только тут Мирик заметил: его давно никто не слушает.
- Привет, — как можно ласковее выдал Кин, садясь поближе и к скатерти, и к девушке. Последняя открыла глаза, завизжала и поднялась с земли.
- Он тебя напугал? – Джед достал меч, впервые убранный им в ножны с самого начала пути. – Хочешь, чтобы он убрался?
- Я тебе сейчас уберусь, недоносок! – Кин поднял меч в ответ. – Думаешь, у меня силёнок не хватит с тобой расправиться?
- Прекратите! – крикнула девушка. – Вы игроки? Я хочу уйти отсюда, понимаете? Помогите, пожалуйста. Мне не нужны больше их деньги, но они не пускают. Я не хочу умирать.
Она прижалась к груди Джеда и зарыдала. Кин решил, что она выбрала именно Джеда, потому что тот стоял к ней ближе. Сам Джед решил, что она правильно выбрала.
- А скатерть для чего? – не замедлил спросить Мирик.
- Для вас, — заплаканное лицо озарилось улыбкой. – Здесь безопасно. Игроки должны поесть и переночевать. До «границы» ещё день пути.
Мирик набросился на еду. За целый день он съел только кислое яблоко и теперь восполнял упущенное.
- Да, я чувствую, что надо отдохнуть, — проворчал Кин, сильно недовольный тем, что девушка так и не отошла от Джеда. Он присел на траву, поправил повязку, положил шлем рядом и осторожно, придерживая раненую руку, лёг.
**********
Они снова шли через лес. Вечер наступал медленно, но неуклонно. Он постепенно отнимал у леса яркие краски, добавляя таинственности странному и ужасающему миру вокруг. Мирик рассматривал безвольное тело, попавшее в один из хитро запрятанных повсюду капканов. Ещё один неверный шаг, и каждый может внезапно стать таким же. Безвольным.
- Если бы Кин был жив, он всё равно бы сразу попал в ловушку, — нарушил общую тишину привыкший к болтовне Кина Мирик. – Он всегда недооценивал опасность.
- Почему если бы… Кин и так жив. Его забрали, ты сам видел, — заспорила Айлини, девушка, которая решила связать судьбу с Джедом.
- Он не выживет. Слишком поздно, — со знанием дела ответил Мирик. – Мы пробыли с ним три дня. Ждали, когда же он решится достать кристалл, чтобы сообщить о выходе из Игры. Но нет, он же гордый. Он надеялся поправиться и выиграть. А ради кого он выделывался?
- Не делай меня виноватой, — укоризненно произнесла Айлини. – Я ему ничего не обещала.
- Конечно, — согласился Мирик. – Но гордость не позволяла ему проиграть. Пока даже его тупая башка не поняла, что всё, кранты.
Джед про себя удивился смелости Мирика при разговоре с девушкой. Видно, некоторые души ошибаются с выбором тела при рождении. Мирик для Айлини за три дня стал подружкой. Джед даже не ревновал к нему.
Темнота стала гуще. Джед с трудом определял направление пути. Скоро «граница», и они пройдут. Там будь, что будет. Попросят убить Мирика, он убьёт. Но до прямого приказа делать этого не станет.
Усталость давила на плечи вместе с доспехами. Несмотря на три дня отдыха возле боровшегося за жизнь Кина, сил не прибавилось. Напряжение не спадало. Джед чувствовал себя постаревшим на десятки лет.
- Джед, там впереди кто-то стоит, — Мирик потянул его за рукав.
Джед выругался. Как он мог допустить оплошность? Невнимательность…
Это всё усталость.
Впереди, действительно, темнел силуэт. Он был почти незаметным на фоне начинающейся ночи. Джед догадывался, что так всё специально и рассчитано.
- «Страж границы», — прошептала Айлини. – Последний страж. И мы на свободе.
- Бегите назад, — приказал Джед. – Я за вами приду.
Мирик схватил Айлини за руку, сжал её ладонь и потянул за собой.
Страж приближался. Джед приготовился отразить первую атаку. Дело привычное. А то, к чему привык, убить не может – основа всей жизни человека.
Меч со свистом рассёк воздух.
Основа всей жизни человека и его главная ошибка.
Джед даже ничего не почувствовал.
Ошибка, потому что тех, кто мог бы доказать обратное, уже нет в живых.
**********
Мирик дрожал от страха и холода. Он пробирался в полной темноте сквозь плотно растущие деревья, одной рукой держал меч, другой вёл за собой совершенно потерянную Айлини. По его расчётам, они должны уже слева обойти «стража границы» и скоро дойти до конца.
- Мы всю жизнь будем так убегать? – тихо спросила Айлини. – Как так можно жить?
- Но я ведь живу. Почему ты не сможешь?
Его раздражало её недовольство. Зачем же здесь и сейчас, когда их могут услышать?
В голове Мирика сидело другое: что он станет делать, если «страж границы» вдруг появится на пути? Убежит? Его быстро догонят, тем более с девушкой. Достанет кристалл и выйдет из Игры? Не успеет. У Кина магия сработала не сразу. Он успел ещё пожаловаться на здоровье и неблагодарность.
Или уйти прямо сейчас? Бросить девушку, награду и достать кристалл?
Сзади послышалось шуршание. Мирик обернулся, подтянул Айлини к себе и встал в позицию, готовый биться насмерть. Из темноты вышел человек.
- Ну вот я и у цели. Уйди с дороги, — прошипел он.
- Кто ты такой?
- Моё имя Деррик. Я долго шёл к «границе», и я не позволю тебе мне помешать. Или пропусти, или умри.
Мирик почувствовал облегчение. Кажется, Джед говорил что-то про Деррика. Мол, хлюпик какой-то. Вспомнив его слова, Мирик воспрял духом.
- А ты знаешь, где «граница»?
- Идиот, она за твоей спиной.
Мирик обернулся. Вдали он заметил светящуюся точку. Указатель. Неужели дошли? Он повернулся обратно, чтобы договориться, как вдруг получил увесистый удар в челюсть. Голова закружилась. Он почувствовал, что Деррик выхватывает меч из его рук.
- Ну уж нет, — Мирик сжал кулаки и напал, безоружный. Он не боялся хлюпиков. Он сам был таким. Оба повалились на землю. Меч затерялся в густой и тёмной траве. Слышались глухие удары, стоны. Наконец, один поднялся на ноги.
- Пойдём, — Деррик протянул руку Айлини. – Я освобожу тебя. Ты будешь женой почётного королевского стража.
Девушка невольно вложила в его ладонь свою.
**********
Это очень жестокая забава. Сначала король действительно так набирал новых стражей для личной охраны. Самых ловких, умных, расчётливых, сильных – такова была цель. До тех пор, пока после пяти заходов не выявился победитель – Деррик Хорн, сын сапожника. Трусливый и подлый.
Его хотели изгнать с позором, но народ запротестовал. Деррик теперь в почёте, с красавицей-женой.
А мой сын Джед гниёт где-то на просторах игровых полей, убитый «стражем границы». У меня даже не хватает смелости подать прошение о его захоронении.
Вместе с сыном я потерял всё: надежду, смысл и последние остатки сил. Я давно уже перешёл рубеж и приближаюсь к границе. Только за ней меня ждёт не служба у короля…
Я целыми днями рассматриваю коллекцию фигурок – всё, что останется после меня.
Да ещё и Игра. Король разочарован в Деррике, но остался доволен прибылью от первых пяти заходов. Он готов терпеть у себя на службе кого угодно. Думаю, скоро начнётся новая Игра. И деньги польются.
Игра останется и после меня. Единственное моё детище, которое могло бы прославить меня в веках.
Но никто не знает, что именно я был тем человеком, который её создал, придумал своим жалким ничтожным умишком.
Наверное, это и к лучшему.

 Читать следующий рассказ 

Оставьте сообщение

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree